Существует ли piccola bestia в отношениях между Венгрией и Евросоюзом?

Уважаемые дамы и господа,

Для меня большая честь находиться в эти дни в Париже, в стенах руководимого Наталией Алексеевной Нарочницкой Института демократии и сотрудничества и участвовать в круглом столе с участием таких экспертов, как господин посол Ласло Трочани, который не только представляет свою страну во Франции, но и является одним из ведущих венгерских экспертов по конституционному праву, а также госпожа Магдолна Чат, которая является одним из наиболее известных венгерских экономистов и знает всю подоплеку той ситуации, которая складывается сегодня вокруг венгерской конституции.

Сегодня к венгерской конституции привлечено повышенное внимание. Можно сказать, что венгерское законодательство обсуждается сегодня чуть ли не в глобальных масштабах, а круг участников обсуждения венгерских законов постоянно растет. Если обратиться к мировым средствам массовой информации, то возникает ощущение, будто нет сегодня более «читаемых» и обсуждаемых законодательных актов, чем венгерские. Тем более значимо действительно профессиональное мнение. И сегодняшнее мероприятие – одно из первых обсуждений данной проблемы в экспертной среде. Я постоянно слежу за ходом этой дискуссии, и обратила внимание на то, что в начале мая этого года в Потсдаме также прошел семинар немецких и венгерских экспертов на тему венгерской конституции.

Будучи экспертом в области международных отношений, я не стану претендовать на квалифицированное мнение по самой конституции, ее содержанию и конкретным положениям. Остановлюсь на оценке международной ситуации, которая сложилась вокруг принятия венгерской Конституции, а ранее – венгерского Закона о печати.

Такое событие, как вступление Венгрии на пост председателя Совета ЕС в январе 2011 года не могло обойти мое внимание, как эксперта по странам Восточно-Центральной Европы и их отношениям с Европейским союзом. Ожидая обсуждения венгерской программы в Парламенте Европейского союза, я была крайне удивлена, когда вместо того, чтобы дать возможность премьер-министру Венгрии озвучить программу полугодового председательства его страны в Европейском союзе, ему буквально не дали говорить. Речь премьер-министра, пытавшегося зачитать основные положения программы, постоянно прерывалась возгласами, содержавшими критику Закона о печати Венгрии. С венгерским Законом о печати вышел еще больший казус, нежели с венгерской Конституцией. Его критика началась тогда, когда Закон не только не был опубликован, но даже и не переведен на другие языки. Тем не менее, обсуждение в Европе уже шло. Спрашивается, кто был инициатором дискуссии по венгерскому закону о печати?

Спустя год кампания вокруг Закона о печати несколько поутихла, но её заменила дискуссия по поводу венгерской Конституции. Эта ситуация мне очень напоминает слова нашего замечательного русского писателя Ф. М. Достоевского, который в свое время пытаясь определить почему не складываются отношения между Россией и Европой, написал, что между Россией и Европой бегает некая piccola bestia. Никто не знает, как она выглядит, но все уверены, что выбегает она каждый раз именно из России, нарушая европейский покой и гармонию…

Похоже, что эта piccola bestia, о которой говорил Достоевский, сегодня мешает отношениям между Венгрией и Евросоюзом. Т.е. пытаются поймать нечто, что на самом деле практически не существует. Ссылаясь на результаты конференции в Потсдаме, хочу сказать о том, что немецкие эксперты пришли к заключению, что венгерская конституция на самом деле не содержит положений, которые бы шли вразрез с правом Европейского союза. Сегодня никто уже не живет по Конституции 1949 года, а те поправки, которые вносились в тот венгерский основной Закон в 1968, 1975 и 1989 годах, а также при вступлении в НАТО и ЕС скорее имели характер дополнений к порядком отягощенному таким образом документу.

Чем вызвана на самом деле столь массовая дискуссия, дошедшая и до России? В январе-феврале этого года и мне пришлось в интервью отвечать на весьма странные вопросы о том, что на самом деле содержит Конституция Венгрии. Догадываюсь, что вопросы «экспертов» были почерпнуты из интернета, выполнившего в данном случае роль «испорченного телефона». В первую очередь все оказались озабочены судьбой однополых браков. И не было ни одного интервью без вопроса: «почему венгры запрещают однополые браки?». Недавно мне удалось добиться, что среди прочих языков, на которые была переведена венгерская Конституция, она появилась и на русском. Теперь каждый интересующийся может прочитать, что основной Закон Венгрии гласит: «венгерское государство поддерживает традиционную семью, состоящую из мужчины и женщины». Там даже не упоминается об однополых браках.

Это только один пример, но на основании подобных ложных сведений о Конституции сегодня, к сожалению, формируется общественное мнение чуть ли ни в глобальном масштабе. Главный выпад: Конституция Венгрии посягает на основы либерализма. Но почему именно либерализм, в предлагаемом понимании должен преобладать в Конституции над традиционными христианскими ценностями?

Действительно, страны Восточной и Центральной Европы долгое время искали собственный путь. Они сошли с одного пути развития, вступили на другой. И это выбор народов этих стран, с которым следует считаться. Большинство стран региона приняли свои Конституции раньше, до вступления в ЕС, и тем более – принятия Лиссабонского договора, – и вносят в них сегодня поправки. Часть из них просто вернулась к досоциалистическим Конституциям, часть создала новые, зачастую интуитивно руководствуясь представлениями о предстоящих реформах общества. Венгрия же по ряду причин, не сразу смогла предпринять столь ответственный шаг как принятие Конституции страны. И оказалось, что принимая основной закон сегодня, Венгрия вынуждена в большей степени совмещать собственные представления о развитии общества с общеевропейскими. Мне хотелось бы отметить и то, что венгерская Конституция содержит весьма объемную преамбулу, обосновывающую последующие положения закона, и включающую оценку предыдущего периода развития страны, что, однако, не привлекло внимания европейских парламентариев и экспертов.

Очевидно, что на Венгрию сегодня осуществляется давление, буквально в международных масштабах: Закон о печати, Конституция страны, Закон о Центральном банке… В действительности, в пост-социалистической Венгрии еще не было такой ситуации, чтобы в Парламенте существовало квалифицированное большинство, наделенное правом принимать законы, имеющие конституционный характер. Возможно, господин посол меня поправит, но согласно Конституции страны, даже закон о бюджете страны принимается двумя третями Парламента.

Правительству Виктора Орбана впервые за историю пост-социалистической Венгрии выпала возможность заняться законами, которые придают конституционный статус реформам, которые до сих пор происходили в Венгрии.

Опуская экономические составляющие всей шумихи, поднятой вокруг Венгрии – о них нам расскажет моя коллега профессор Университета им. Яноша Кодолани Магдолна Чат, мне бы хотелось отметить, что в результате тех замечаний, которые сегодня звучат, всерьез рассматривается вопрос о лишении Венгрии выплат из стабилизационного фонда Европейского Союза.
Почему это происходит сегодня? Ведь согласно докладу комиссии Европейского Союза за 2002-2003 годы (как раз накануне приема Венгрии в ЕС), экономическая ситуация в Венгрии начала ухудшаться в 2003 году. Тогда возникла проблема бюджетного дефицита. И тем не менее, Венгрия была принята в ЕС. Таким образом, эта проблема тянется с 2003 года. Что этот факт говорит специалистам по Венгрии? Период с 1998 по 2002 годы – это время, когда у власти в Венгрии находилось то же правительство Виктора Орбана, которому удалось несколько выровнять ситуацию, которая досталась ему от предыдущего правительства. А что мы видим далее? Уже спустя год следующий кабинет усугубил проблему венгерского долга вместо того, чтобы работать над её решением. Сейчас годовые показатели по венгерскому долгу начинают улучшаться, однако опять начинаются экономические санкции против Венгрии.

Я не буду перечислять все те вопросы, которые обсуждаются в Европейском Союзе, отмечу только одно – очень много дискуссий вокруг Центрального Банка Венгрии. А между прочим, вопрос о его независимости также был поднят Еврокомиссией еще в 2003, а затем, был благополучно забыт на следующие 8 лет… Поэтому существующая проблема Центробанка – это также не проблема кабинета Виктора Орбана, а проблема, доставшаяся ему по наследству от предыдущего правительства.

Правительство Виктора Орбана пользуется в Венгрии беспрецедентной для остальной Европы поддержкой населения. Европейская демократия находится в затруднительном положении, потому что необходимо понять, как относиться к тому, что одна партия имеет в буквальном смысле решающее большинство в Парламенте страны. На самом деле последние выборы в Венгрии поставили много неудобных для Европы вопросов. И поэтому сегодня наблюдается стремление перевести дискуссию в другую плоскость, чтобы отвлечь внимание от настоящих проблем, которые было бы полезно решать всему Европейскому сообществу.

Фотогалерея